Ко дню окончания героической обороны Севастополя 1941 – 1942 гг.

4 июля 2019 г. исполняется 77 лет  со дня окончания героической обороны Севастополя  1941 – 1942 гг.

Эта оборона является одной из ярких страниц истории Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Она продемонстрировала величие духа защитников и трудящихся осажденного города, их самоотверженность и массовый героизм. Севастополь стал синонимом безграничного мужества и несгибаемой стойкости советского народа.

Отрезанный от Большой земли, от сухопутных связей с тылом,  весь период обороны  Севастополь испытывал трудности с подвозом маршевого пополнения, боеприпасов, стрелкового и зенитного оружия, бронетанковой техники. Окруженный с суши и блокированный с моря, не имея достаточного прикрытия с воздуха, Севастополь героически сражался с превосходящими силами врага в течение восьми месяцев с 30 октября 1941 г. по 4 июля 1942 г.

К началу июня 1944 г. соотношение сил на севастопольском участке советско-германского фронта было следующим:

Безымянный1

Последние  июньские бои за Севастополь явились тяжелым физическим и моральным испытанием для его защитников. Обстановка, сложившаяся в мае 1942 г. на южном крыле советско-германского фронта, а также угроза  продвижения врага на  Северный Кавказ через Керченский пролив и Таманский полуостров, не позволяла выделять достаточно средств для увеличения численности и должного обеспечения Севастопольского оборонительного района.

Резко активизировав свои действия в воздухе и на морских коммуникациях, противник смог  прервать сообщение Севастополя с Большой землей. Снабжение войск Севастопольского оборонительного  района   с  каждым днем усложнялось. Боевые корабли и транспорты с большим трудом прорывали блокаду. После выхода противника на Северную сторону (20 июня) заход крупных надводных кораблей в Севастопольскую бухту стал невозможен. В последние дни обороны снабжение Севастополя осуществлялось подводными лодками и транспортной авиацией. Но решить острую проблему доставки свежих сил и боеприпасов эти меры не могли. Тяжелые, кровопролитные бои, уже к середине июня 1942 г. привели к острому недостатку в войсках Севастопольского оборонительного района боезапаса, зенитных орудий, стрелкового оружия, горючего, катастрофическим потерям в людях. Линия фронта сужалась, все меньше становился севастопольский плацдарм.

Потери не поддавались учету. Была нарушена вся организация управления, связь и командиры соединений не всегда имели данные о действиях своих частей. Отдельные бригады и дивизии потеряли убитыми и ранеными до 50% личного состава от имевшегося на утро 30 июня.  Вечером 30 июня, когда ожесточенные бои уже велись в черте города, было получено разрешение Ставки Верховного Главнокомандующего на эвакуацию комсостава Севастопольского оборонительного района и следом директива командования Северо-Кавказского фронта с указанием на эвакуацию войск. Такое решение Ставки  о завершении сопротивления на Крымском плацдарме  было продиктовано общей тяжелой обстановкой на советско-германском фронте и невозможностью со стороны командования Северо-Кавказского фронта оказать дальнейшую помощь войскам в Севастополе.

В ночь на 1 июля защитники Севастополя под натиском врага отошли на последний рубеж (бухта Стрелецкая – Мраморная балка) в надежде сдержать врага и создать условия проведению эвакуации. Сводные отряды бойцов несли большие потери. Не имея средств и возможности противостоять врагу, они постепенно отходили на мыс Херсонес. Люди подвергались непрерывному артиллерийскому обстрелу и атакам самолетов, которые, снизившись до 50-60 метров, расстреливали их в упор.

4 июля у Херсонесского маяка был сломлен последний оплот организованной  обороны Севастополя. Разрозненные группы защитников, прижатые к морю, полуживые от усталости, голода, жажды, ран дрались с врагом до 9-12 июля.

В создавшихся условиях командование Черноморского флота  уже не имело возможности использовать корабли для эвакуации Севастопольского гарнизона. Небольшая часть защитников с трудом эвакуировалась на подводных лодках, тральщиках, катерах. Многие уходили вплавь, где их подбирали подводные лодки, катера.

Попытки провести частичную эвакуацию  людей предпринимались вплоть до 5 июля 1942 г. Но они были безуспешными. В результате частичной эвакуации только с 1 по 10 июля 1942 г. на Кавказский берег  было доставлено 3.015 бойцов и командиров.

Согласно отчету Военного Совета Черноморского флота по обороне Севастополя 1941-1942 гг., составленного 12.10.1942 г. наши потери с 21.05.1942 по 1.07.1942 г. убитыми, ранеными, пропавшими без вести (из прошедших по Севастопольскому оборонительному району за июнь 1942 г. – 126.967 человек, с пополнением) составили:

           90.511 человек,

из них: 24.642 человека убитыми;

            1.207 человек  умершими от ран (из 55.289 человек раненых);

            23.079 человек. эвакуированы (из них 18.734 раненых);

            10.670 человек. пропавшими без вести.

             1507 человек в командировках и за пределами района.

             3015 человек дополнительно эвакуировано с 01. по 05.07. 1943 г.

Всего   64.120 человек  погибло и убыло из Севастополя к 5 июля. Безвозвратные потери составили 36.519  человек. Таким образом, на 1 июля в составе Севастопольского оборонительного района числилось 62.847 человек, из них 35.248 человек ранеными.

К сожалению, вывести точные цифры  потерь не представляется возможным по нескольким причинам. Во-первых, в последнюю декаду июня учет потерь  велся уже фрагментарно, а после 30.06. не велся совсем. Во-вторых, часть документов по частям Севастопольского оборонительного района была уничтожена при отходе войск на м. Херсонес. В-третьих, в картотеках Центральных архивов Министерства Обороны и Военно-Морского Флота, в итоговых документах по боям за Севастополь в 1941-1942 гг. некоторые данные разнятся. Так, например, по данным Отчета по обороне Севастополя (см. выше) эвакуировано из города за период 3 наступления противника 23 079 чел. В обобщенной справке Главного штаба Красной Армии  число эвакуированных военнослужащих – 25898 чел. В Оперативно – тактическом отчете Военно-исторической комиссии Главного штаба, за тот же период,  вывезено авиацией 1 808 чел., кораблями и судами – 25 157 чел.  По данным же журнала боевых действий МАГОН (московская авиагруппа особого назначения) только с 22 июня по 1 июля включительно самолетами ПС-84 (Дуглас) отправлено на Большую Землю 2 370 эвакуированных, из них 1 411 раненых.  В-четвертых, невозможно сказать сколько бойцов и командиров погибли, добираясь вплавь к катерам и подводным лодкам, или пытаясь самостоятельно выбраться на различных плавсредствах. А также, сколько командиров и политработников,  дабы не попасть в плен, покончили жизнь самоубийством, сколько было расстреляно противником на м. Херсонес. В-пятых, данные немецких документов в полной мере не исследовались, но судя по имеющимся сведениям, потери наших войск там преувеличены. Так, например, О. Ягги, делая ссылку на Э. Манштейна, пишет, что убитыми русские потеряли 40 000 чел., пленными – 95 000 чел., всего – 135 000 чел. Такого количества войск в Севастополе не было, тем более, что не учтены эвакуированные в июне – июле, а их насчитывалось более 20 000 чел. У генерал-майора Э. фон Бутлара в статье «Война в России» говорится о 100 000 пленных, без учета погибших и эвакуированных. Не содержат немецкие источники и данных о том, сколько среди пленных было гражданского населения. Сведения о численности советских войск в последние дни обороны города и наших потерях можно найти и в «Итоговом донесении о штурме Севастополя», посланном командованием 11 немецкой армии командующему группой армий «Юг» 04.07.1942 г.: «…по словам зам. командующего армией (генерал Новиков) … численность армии составляла свыше 10 000 чел. К этому следует прибавить еще от 30 000 до 50 000 военнослужащих ВМС и ВВС и членов рабочих формирований.  …  Помимо БОЛЬШИХ ПОТЕРЬ в живой силе, противник потерял 35 000 ПЛЕННЫМИ. … Город Севастополь превращен в груду руин».

Вопрос о потерях войск СОР в июне – июле 1942 гг. требует дальнейшего исследования и научные сотрудники музея заняты этой работой затем, чтобы как можно детальнее  донести до последующих поколений всю правду о тех, кто сражался на севастопольской земле, до конца выполнив свой воинский долг.