Надпись на стене

Накануне, 28 ноября, с неба не упало ни дождинки. 30-го числа уходящая осень салютовала солнцем и сопутствующим ему теплом. Но 29 ноября небо словно прорвало. С него низвергались потоки воды. Именно на этот день заблаговременно руководство Музея героической обороны и освобождения Севастополя пригласило журналистов городских средств массовой информации на брифинг. Место сбора—мемориальный комплекс памятников обороны города в 1854-1855 и 1941-1944 годах «Малахов курган».

Директор музея Н.И. Мусиенко и сотрудники этого учреждения с целью противостояния разразившейся непогоде снабдили каждого гостя новехонькими зонтиками с бирками золотого тиснения и не потребовали вернуть защиту от дождя: вдруг в дни следующих пресс-конференций и брифингов погода опять подведет. Записи на магнитной пленке диктофона выступлений директора музея Н.И. Мусиенко, заведующей отделом Великой Отечественной войны Е.Ю. Агишевой, беседы с руководителем отряда «Память» поискового объединения «Долг» А.П. Запорожко и другими товарищами сопровождала дробь дождевых капель о шелковистую ткань зонта.
Николай Мусиенко рассказал о развернувшихся с прошлого года на объектах Музея героической обороны и освобождения Севастополя масштабных работах по благоустройству территорий. В частности, на Малаховом кургане идет к завершению обновление сетей электро- и водоснабжения. Интенсивно продолжается здесь замена покрытия дорог и тротуаров.
Малахов курган—место ожесточенных и кровопролитных боев в дни обороны города в период Крымской кампании середины ХIХ века. Не прошло и сотни лет, как Малахов курган вновь стал ареной жарких сражений, на сей раз—наших воинов против немецко-фашистских захватчиков.
Малахов курган продолжает делиться своими тайнами. Последняя в их ряду потрясла и сотрудников музея, и строителей. В одном месте дорожники наткнулись на подобие железобетонной плиты. Как только ковырнули ее край, перед глазами открылась зияющая пустота—помещение с покрытыми краской и известкой стенами, куда никто не заглядывал в течение десятилетий.
Лаз в подземелье расширили. В замкнутом пространстве стало светлее, и прибывшие на место исследователи прошлого города прочитали нанесенную на стене простым карандашом надпись: «Здесь погибли смертью храбрых моряки-черноморцы». Указана и дата: 10 октября 1949 года. Только кто-то цифру «9» принял за «двойку». Нет, скорее всего, все-таки «9».
Приглашенные на место находки поисковики объединения «Долг» обнаружили еще одну надпись, не лишенную эмоций: «Товарищи, не оставляйте дрянь (надо полагать, мусор, как у нас, к сожалению, повелось!—Авт.). Здесь защитники Севастополя сражались до последней капли крови. Для них это был маленький островок России». В разрывах слоев побелки на штукатурке проступают фрагменты слов, нанесенных масляной краской. Не использовалось ли первоначально оборудованное как военный объект помещение под жилье в первые послевоенные годы?
Н.И. Мусиенко сказал, что еще предстоит в точности выяснить назначение подземелья. Уже подняты кое-какие документы. В 70-е годы минувшего века музейщики догадались положить лист бумаги и карандаш перед посетившим Малахов курган командиром отделения артиллерийских электриков эсминца «Совершенный» старшиной 1-й статьи С.Ф. Слободяником. Он начертил схему расположения орудий 111-й артиллерийской батареи над знакомым изгибом дороги у подножия Малахова кургана.
При подготовке для журналистов пресс-релиза набросок С.Ф. Слободяника подан с чертежом, профессионально составленным немецкими специалистами. Во многом они совпадают: здесь располагались первое и второе орудия, там—блиндажи и хранилища боепитания…
Таким образом, сложилась главная версия: подземелье—один из объектов легендарной артиллерийской батареи старшего лейтенанта Алексея Матюхина.
Трагична судьба «Совершенного»—эсминца, на котором Алексей Павлович возглавлял одну из БЧ (боевая часть). О ней под шум дождя мне поведал руководитель отряда «Память» поискового объединения «Долг» А.П. Запорожко. В последний день сентября 1941 года эсминец «Совершенный» подорвался на мине. В результате невероятных усилий команды корабль с развороченным взрывом правым бортом остался на плаву до подхода буксира «Меркурий», оборудованного водоотливной системой. Первую помощь терпящему бедствие кораблю оказали в Казачьей бухте. Далее его отбуксировали в Южную бухту для постановки на доковый ремонт. В ноябре 1941 года почти готовый снова выйти в море эсминец попал под бомбы, сброшенные с фашистских стервятников.
К этому моменту уже вступил в действие свеженький приказ командующего флотом о передаче на сушу для использования по назначению уцелевшего вооружения с кораблей, которые не подлежали восстановлению. Так, два 130-миллиметровых орудия с «Совершенного» оказались на Малаховом кургане. На сушу с эсминца сошли артиллеристы, сигнальщики, дальномерщики, пулеметчики во главе со своим командиром Алексеем Матюхиным.
Старший лейтенант и его команда расположились в оборонительной башне, стены которой помнили Павла Нахимова, Владимира Корнилова и их витязей. Рядом на сук дерева подвесили корабельную рынду. С эсминца матюхинцы прихватили также знамя «Совершенного».
Скоро о них говорили в превосходной степени. Сегодня метким огнем они подавили вражескую минометную батарею, завтра, в такой же день декабря, «сорвали наступление противника», уничтожив его спаренную минометную батарею… Тремя днями позже матюхинцы рассеяли атакующие порядки пришельцев. «Моряки-артиллеристы старшего лейтенанта Матюхина,—писал в своем очерке летописец обороны Севастополя Хамадан,—люди строгие, уверенные и молчаливые. Их артиллерийские залпы быстры, метки и сокрушительны. Стоять на Малаховом кургане—высокая честь, большое доверие. Этой честью, этим доверием дорожат отважные черноморцы».
Весной 1942 года на батарее иссяк запас боеприпасов. Но после небольшой паузы Алексей Матюхин и его люди снова вели жалящий огонь по наседавшим захватчикам. А пауза матюхинцам потребовалась для того, чтобы с большим риском доставать боеприпасы с затонувшего в Северной бухте корабля. К месту разгрузки он не дошел под бомбовым налетом фашистской авиации.
Матюхинцы оставляли Корабельную сторону одними из последних.
В последние дни поредевшее в боях подразделение батарейцев, видимо, считало, что пользоваться башней весьма рискованно. «Погреб (я его так зову),—вспоминал старшина
1-й статьи С.Ф. Слободяник, на которого мы уже ссылались,—бетонное сооружение… был нашим последним убежищем, ведь нас уже обстреливали из минометов и орудий».
Последнее укрытие Алексея Матюхина (к концу обороны города—уже капитан-лейтенанта) и его товарищей находилось недалеко от второго орудия. Похоже. Вот второе орудие, а рядом—привлекшее наше внимание подземелье. Пока этот материал готовился к печати, мне стало известно, что руководство музея намерено неожиданно обнаруженное помещение использовать по прямому назначению. Судя по всему, в нем разместят экспозицию, посвященную малоизвестным событиям 75-летней давности.

Экспонатов, достойных внимания публики, предостаточно. Только в прошлом году на Малаховом кургане в ходе работ по благоустройству территории и прокладке коммуникаций обнаружено свыше 670 артефактов. От батареи Алексея Матюхина по приглашению Н.И. Мусиенко мы прошли к памятнику В.А. Корнилову. Там Николай Иванович вместе с гостями и сотрудниками музея сдернул покрывало с установленной здесь обнаруженной в прошлом году в земле на полуметровой глубине гладкоствольной пушки большого калибра времен первой обороны города (1854-1855 гг.).
Она разила врага бомбами. Таких пушек насчитывалось чуть больше 140. Они использовались исключительно на кораблях, в том числе на «Императрице Марии»—корабле, который сражался у Синопа под командованием П.С. Нахимова. Есть сведения о том, что для усиления огневой мощи батареи бомбическую 68-фунтовую корабельную пушку установили на левом фасе Малахова кургана. Нынче ее вернули на место.
В октябре текущего года в ходе подготовки к проведению военно-исторического фестиваля «Русская Троя» воткнули штык-лопаты в слежавшуюся землю в районе Исторического бульвара. Копнули раз-другой—и пошли артефакты: белая керамическая солонка, «рубашки» от гранат местного производства, латунный колокольчик, прочая мелочь и наконец радиопередатчик и винтовка системы Мосина. В районе бывшей беседки «Грибок» из почвы извлекли пулемет Дегтярева.
Кому оружие могло принадлежать? В 1941-1942 годах на Историческом бульваре держала оборону батарея рода войск воздушного наблюдения. На склоне у «Грибка» (на стороне Панорамы) располагалась 357-я малокалиберная зенитная батарея. Чуть южнее определили место зенитной пулеметной роты.
…Я часто бываю на Историческом, на Малаховом. Тем не менее нынешняя прогулка под зонтом сообщила мне много нового. Некоторые места «ощетинились» мемориальными пушками. Словно мы к войне готовимся. А ведь война идет. Информационная. Воссозданные батареи—это сила в борьбе за историческую правду, за души людей.

А. КАЛЬКО.
На снимках: надпись на стене; открытое подземелье; вторая пушка батареи № 111.

* * *

Прямая речь

Марина Гавриленко—председатель Севастопольского объединения поисковых отрядов «Долг»:
—Чуть ниже по склону просматривается траншея, которой займемся позже. Уже найдены фрагменты человеческих останков. Их принадлежность установить не удалось. Как часто случается, попадаются предметы разных эпох: куски ядер свыше полуторавековой давности и монеты советской поры, гофрированная трубка от противогаза, гильзы патронов…
Алексей Железнов—заместитель директора Музея героической обороны и освобождения Севастополя по науке и образованию:
—Готовим проектную документацию по реконструкции выявленного объекта батареи А.П. Матюхина. Он будет частью открытой экспозиции мемориального комплекса памятников обороны города в 1854-1855 и 1941-1944 годах «Малахов курган».

Надпись на стене